Российская экономика может столкнуться с мобилизацией

Нынешний кризис в России отличается от всех остальных своей повышенной неопределенностью и непредсказуемыми последствиями, а недавние события сопоставимы с трансформационным кризисом, который произошел в России в 1990-х годах, директор Института развития Центра Наталья Акиндинова и Академия НИУ ВШЭ Супервайзер Евгений Ясин сказал в своей статье «Новый этап экономического развития в постсоветской России». Исследователи предлагают четыре возможных сценария того, как может измениться российская экономика, наиболее вероятным из которых, по их мнению, является так называемый «мобилизационный сценарий».

Нефть и Санкции

К началу 2014 года в российской экономике накопился целый ряд негативных тенденций — ослабление рыночных и правовых институтов, расширение государственного сектора, хронический отток капитала, недоверие к бизнесу, низкая деловая активность и снижение инвестиций. Также произошел сдвиг в сторону продолжающегося застоя в условиях повышенного потребления. Ситуация еще более осложнилась санкциями США и ЕС против России, а также падением цен на нефть и последующим обесцениванием рубля.

Как отмечают Акиндинова и Ясин, из всех санкций, введенных против России, наиболее негативное влияние на российскую экономику оказывают ограничения на привлечение финансирования. По состоянию на начало 2015 года внешний долг финансовых и нефинансовых корпораций составлял 547,6 млрд долларов. Правительство получило бесчисленные запросы на финансовую поддержку от санкционированных компаний и банков, что создало постоянное давление на иностранные резервы и Фонд национального благосостояния.

В период с июля 2014 года по январь 2015 года цена барреля нефти марки Urals упала со 113,70 долл. США до 43,30 долл. США, что аналогично предыдущим нефтяным кризисам, но в этот раз, по словам исследователей, вероятность того, что цены отскочат к предыдущим уровням, будет ниже.

Эксперты ВШЭ считают, что возможны два сценария цены на нефть:

  • Долгий период дешевой нефти по 50-60 долларов за баррель;
  • Возобновленные попытки ОПЕК сохранить свое влияние на цены и вернуться к уровням, необходимым для сбалансирования бюджетов стран-экспортеров нефти (80-90 долларов за баррель).

Кроме того, традиционные экспортеры и производители выступают против сланцевой нефти, и это может сопровождаться повышенной волатильностью на рынке нефти и чередующимися периодами повышения цен, что приведет к расширению добычи в сланцевых скважинах и в труднодоступных скважинах.

Рубль следует за стволом

Курс рубля по отношению к доллару и евро начал падать осенью 2014 года после падения цен на нефть. В начале ноября прошлого года Центральный банк России объявил, что покончил с плавающим валютным коридором и регулярными валютными интервенциями. На самом деле это означало, что банк переходил на плавающий обменный курс на два месяца раньше срока. Резкое повышение ключевой ставки Центрального банка до 17%, а также неформальные президентские поручения экспортерам позволили стабилизировать рынок, хотя стоимость ресурсов выросла. Для банков и их клиентов это означало сокращение доступа к кредитам и увеличение привлекательности депозитов, что помогло ограничить степень изъятия депозитов и снизить риск банковского кризиса.

Наиболее негативно то, что валютный кризис подорвал доверие к рублю, что подтолкнуло общественность конвертировать сбережения из рублей в иностранную валюту. Кроме того, компании и банки бросились накапливать валютные активы.

Недоверие было также замечено во временном отказе от рубля в международных платежах, даже странами, близкими к России, такими как Беларусь. Кроме того, это недоверие было продемонстрировано, когда импортные товары перестали поставляться по существующим контрактам, в то время как удорожание долгов российских компаний служит еще одним негативным результатом международных санкций. Что касается общественности, то эта проблема уже привела к тому, что должники не могут обслуживать ипотечные кредиты в иностранной валюте.